December 6th, 2017

Мышь

Остановка ума. Часть 3. На верном пути - первый длительный ретрит Випассаны по С.Н. Гоенка

Может, медитации помогли, может - еще что. Но после 4-х лет в аду, мне поставили-таки правильный диагноз. Назначили лекарство, которое при правильном систематическом приеме должно было меня в течение полугода вернуть в нормальное человеческое состояние. И я смогла уехать из США, в Европу, где я всегда хотела жить.
В Европе я поселилась с 10 мая 2004 года, сначала в Испании, потом в Германии. Последняя стала для меня новым домом, где были адеватные доктора, окончательно поставившие меня на ноги. Болезнь ушла, но прыгающий ум остался, и с ним нужно было найти общий язык. Где выход - я знала, вопрос оказался в том, чтобы определиться с подходящими ретритными центрами. Интернет предлагал много решений, я остановилась на медитационном центре Випассана в Германии, в маленьком местечке в Трибеле. Я несколько раз заявлялась на ретрит, но в последний момент отказывалась. Очень меня устрашали требования. Что бы Вы сказали на такое:
04.00 Подъем
После 12.00 не есть.
11 часов медитации.
Я знала, как у меня болят мышцы, и это страшило больше всего. Целый год я собиралась с силами и в феврале 2005 года состоялся мой первый 10-ти дневный ретрит.
Сказать, что было трудно - ничего не сказать. Сложности можно распределить так:

1. Кто-то из Вас встает в четыре утра, чтобы целый день занимать тяжелой работой и лечь спать в 21.30?
Попробуйте. Не знаю, как Вы, я первые три только и делала, что боролась со сном.
2. Не есть после 12 часов. Это для старых студенов.  Новичкам в 17.00 дают фрукты.
3. Боль. Во всем теле. Это не дает медитировать. Внимание уходит туда, где больно. Это настоящий вызов. Ведь три раза в день надо сидеть, не пошевелившись ни разу в течение часа.
4. Полное молчание - мне это несложно.

На 10ый  день все обмениваются впечатлениями. Две мои соседки немки бойко делились между собой. Я лежала на койке, и пыталась расслабиться. Только бы они меня не трогали... - была одна мысль. Как бы не так. Наболтавшись, девицы обратились ко мне. А что у тебя было?
- Да ничего особенного,- отвечаю. - Мышцы болят, в медитации засыпаю. Замучилась.
- И все? Значит у тебя тоже ничего интересного не произошло...
- Так, мелочи всякие.
- Какие мелочи, расскажи.
- Вот пристали. Ну, н седьмой день, что ли, стала разогреваться область шеи. Потом жар пошел ниже, в область грудной чакры примерно. Тепло пошло к животу, потом весь этот огонь направился в верх. И вышел через макушку. Слава Богам, а то меня так нагрело, что уже стало тошнить. Я   приготовилась из зала убегать.
- Ого... - это все, что мои слушательницы смогли выдавить из себя.  Девицы смотрели на меня так, словно я  - не знаю кто и откуда. По их восхищенным и завистливым взглядам было ясно, что они услышали нечто невероятное.
- По мне, так замороженные мысли - это куда интереснее, - заметила. Об этом рассказать было сложнее. Как могла, я описала так.
На четвертый день, самый напряженный для меня, минут на пять я услышала внутри гул. Ощущение было такое, что в меня сверху входит какой-то темный гудящий цилиндр. Он занял всю меня, я перестала ощущать тело, мыслей тоже не стало, и в этой странно черной тишине казалось, что нет ничего. Только это молчание. На несколько мгновений я перестала дышать, или так только казалось. С новым вздохом все резко ушло, и я снова ощутила свое ноющее тело, соседей рядом, зал и его шум. "Таки да, это видно то, о чем пишут наши духовные учителя, я "это" зацепила" - скромно решила в тот момент.
Для себя я сделала такой вывод: как бы тяжело ни было, придется делать систематически эти зубодробильные мероприятия - 10-ти дневные ретриты по Н.С. Гоенке.

Продолжение следует
Мышь

Остановка ума. Часть 4. Когда же изменения? Уже десять лет прошло...

Первый год я пережала. Что для меня нормально. Делаю так, как в пословице: Заставь дурака богу молиться, он лоб расшибет. После первого ретрита в феврале 2005, я поехала на второй в марте, тоже в Германии, в Баварии. Потом сразу в апреле в Швейцарию. Это было многовато, так понимаю, ибо тело мое забастовало - я заболела. Четыре последних дня пролежала с температурой. Но ума мне это не добавило, я снова поехала в августе. И здесь уже меня сильно ударило - я оказалась с больнице. Там я решила, что хватит с меня Випассаны, а Кот сказал, что не пустит меня на эти ретриты никогда. Так прошло девять месяцев, и я так захотела на ретрит, что не в сказке сказать... Надо ехать. Не помню, как я уговорила Кота, он меня отпустил, с условием, что я возьму телефон, на 10 день сразу ему позвоню, чтобы он знал, что все в порядке.

Все в самом деле оказалось в порядке. Я поняла, что делать нужно не чаще одного 10-ти дневного ретрита в 4-5 месяцев. То есть следующие 10 лет проходили примерно в таком режиме: ежегодно было 2-3 длительных ретрита - по 10 дней, два-три трехдневных и один 8 дневный (Сатипатана). То есть в год у меня получалось 30-40 дней в полном молчании - интенсивный монастырский ретрит. Плюс я еще каждый день медитировала, час или два. В целом каждый ретрит - это маленький прорыв, еще один шажок. Например, где-то на десятый ретрит у меня наступило молчание минут на 15. Это ощущалось как большое достижение. Что в самом деле огорчало, что после таких "прорывов" ум начинал прыгать сильнее, и несколько дней особенно доставал. И потом в реальной жизни снова возвращался к привычном ритму "думания". Нельзя сказать, что не было изменений.

Изменения были. Стала поспокойнее относиться к тому, что традиционно называется "негативом". Поменьше судить да рядить, как мне казалось, стала. Такие вещи трудно оценивать, может быть те, кто со мной рядом, этого не заметили. Но главная задача не была решена. Я решилась на 20-дневный ретрит. Попасть туда не просто, нужна рекомендация знающего тебя учителя. Но я-таки попала на август 2016, в Германию, в любимый мной Трибель, к любимомоу учителю Фло Леманн. Фло - легенданая личность в Випассане. Ей почти 80 лет, сухая, ходящая на палках тетка, о ней надо отдельно рассказывать.
Передо мной стояли две основные задачи:
1. Успокоить ум настолько, что я могла его останаливать по своему желанию за 10 минут и насколько мне нужно
2. Понять, что мне надо делать в жизни.
В реальной ситуации я оказалась вот где. На материальном уровне я всего достигла, когда все, что для жизни нужно уже есть. А в плане самореализации - нет. После разговора с Котом, когда мы обговорили какие есть опции для реализации мечты моего детства, порешили, что мне нужно эти мечты воплотить. Самая простая возможность - это поступить в университет рядом с домом, то есть в Цюрихе или Инсбруке. Там хорошие кафедры по археологии. Но сложность заключалась в следующих моментах: учиться там придется с нуля, на немецком языке. То есть чтобы стать специалистом мне понадобится... шесть лет. Мы решили так: я делаю длительный ретрит, может придет решение. И решение в самом деле пришло: мне нужно поехать в Россию. Да, учить немецкий язык в том числе. Что? В Европе - негде? В округе я нашла ближайший центр, где учат интенсивно языку, в соседней стране - в Германии. Да, в Австрии такого нет. То есть мне пришлось бы на 8 месяцев переехать в Линдау, где не только дорого, но и не очень мне нравится. Внутренний голос мне подсказал, что в Москве есть отличные интенсивные курсы немецкого, к тому же мне нужно было восстанавливать гражданство, оформлять два паспорта, попробовать восстановить постоянную прописку в Москве, что можно было бы сделать в дополнение к изучение немецкого. Так, после отсутствия на родине в течение 10 лет, я снова приехала в Москву в   2016 году. И все это было мне подсказано на длительном ретрите.
Мышь

Остановка ума. Часть 5. Решение ниоткуда. Окончание

В Москве я в самом деле нашла отличные курсы, на которые с энтузиазмом ходила. Занималась много, успехи были, но не такие быстрые, как всегда хочется. С конца сентября 2016 до февраля 2017 я прошла интенсивы от А1 до Б2, то есть четыре месяца, прошла подготовку к экзамену Б2 и даже сдала этот желанный экзамен. Но получение сертификата радости не принесло: я осознала, чтобы знать немецкий настолько, чтобы годами успешно учиться, мне нужно еще полгода минимум также плотно заниматься. И я честно сказала об этом Коту. Что понимаю, что мой нынешний уровень не даст мне возможности учиться в Иннсбруке.  Кот согласился, что мне будет очень трудно в австрийском ВУЗе. И решения я не видела. Зато узнала, что в марте в Подмосковье будет 20-ти дневный ретрит, о чем поговорила с Котом и Фло Леманн. Кот дал добро, Фло дала рекомендацию. И я прихала на длительный ретрит в Авсюнино, который проходил с 1 по 20  марта 2017, под руководством немца Йоргена Штовассера.
Этот ретрит был решающим в моей медитационной биографии, видимо. Примерно на десятый день я достигла полного молчания ума, это длилось почти час. Цифры всегда примерные, на медитации нельзя открывать глаза. Хорошим знаком было то, что меня не охватила бешеная радость, как это было обычно на предыдущих ретритах. Я уже осозновала, что процесс идет, а эйфория... да ну ее. На следующий день ум был относительно спокоен. Это было новым. Обычно после остановки ум он начинает крутиться еще сильнее. Можно было думать, что начались серьезные изменения.
В центре идет строительство, и я решила посмотреть, что за камешки разложены по территории. В сущности, всякая активность запрещена, но собирание камней специально не прописано в распорядке дня, да и собирала я их тайно, и тихонько мыла в туалете, когда никто не видел. Я нашла несколько интересных, и еще раз хихикнула внутри себя: опять палеолит, да? Уже не смешно. Смешно или нет, но пара камней были явно рубилами, и еще кое-что.... Я положила их на окно, и смотрела наружу. Мой ум молчал, шел невероятно сильный снег, внезапный, плотный. Я глядела  на белую завесу за окном, потом на камни на окне...
- Это же рубило. Причем - из металла, - услышала я. - Ого, вот это находочка, словно проговорил кто-то рядом. На Нобеля потянет..
Ничего себе, с ума что ли схожу....
Это не была моя мысль, ум молчал. Мыслей в голове не было. Тогда откуда взялось это "с ума схожу"? Я продолжала стоять у окна без движения. Впечатление было такое, что мысли, идеи были вокруг меня. А я их только регистрировала, понимала. Или не понимала.
- Она исходит из ложных предпосылок. В детстве приняла установку, что надо стать богатой как Шлиман, а потом отправиться на поиске Трои и-или Атлантиды. А в самом деле, так можно долго ждать. А если цель археология - то ждать нечего. В России полно ВУЗов, где есть археологические кафедры. Тем более, что у нее уже диплом историка. И учиться придется всего 2 года. Какие вообще проблемы, все ясно, как день...
Все это носилось вокруг меня. В одно мгновение я очнулась, еще раз взглянула в окно - там было огромное яркое солнце. На земле слой снега и  - сияющий воздух. И внутри у меня все стало на место - я точно знала, что нужно делать.

Ретрит закончился через десять дней.
Я вернулась в Австрию, и рассказала Коту, что мне было откровение, где и  что делать. К моему удивлению, Кот ответил:
- Я уже сам подумал, что учиться в России для тебя - будет самый лучший вариант. Поезжай.
- Ты меня что, в самом деле отпускаешь? На два года?
- Это же твоя мечта. Ты же не успокоишься, пока не станешь археологом.
- Нет, не успокоюсь.
- Вот, так что готовься к вступительному экзамену и поезжай в Россию учиться.

Так и оказалась в Воронеже, на кафедре археологии в 58 лет.
Хотите верьте, хотите - нет.
Мышь

Мнение о больнице в Гватемале и докторе Вике. Знаю, что оваций не соберу.

Несколько блогов в ТОПе на эту тему. Бог (святая, доктор) из тропиков, апплодисменты. Некоторое время я это все пропускала, но один коммент написала. Знаю, что нарвусь. Это только мнение.

Еще кому-то лавры Альберта Швейцера спать не дают.

Захотелось людям славы. А это проверенный способ. Быстрый.

Заметьте, только что открыли больницу, уже приехали выступать. Вот они, хлопайте нашим героям.