Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!

Previous Entry Share Next Entry
Ольга Зайцев. 3д революция в археологии
Корова
aspasiaroma
https://www.docme.ru/doc/1092726/133.sibirskie-istoricheskie-issledovaniya-N4-2014
https://elibrary.ru/item.asp?id=23323000

3D РЕВОЛЮЦИЯ В АРХЕОЛОГИИ
УДК 902.4
«3D РЕВОЛЮЦИЯ» В АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ФИКСАЦИИ
В РОССИЙСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ11
Ольга Зайцева
Аннотация. В статье рассмотрены возможности применения современных
«революционных» технологий 3D фиксации результатов археологических рас-
копок. Проведено сравнение двух альтернативных технологий – лазерного ска-
нирования и наземной фотограмметрии. На их основе создаются реалистичные
трехмерные модели исследуемых в ходе раскопок археологических объектов.
Показано, что фотограмметрия более доступна в освоении и не требует, в отли-
чие от сканирования, серьезных материальных вложений. Рассмотрено значение
применения технологий 3D фиксации для археологической науки и образова-
ния. Анализ ситуации в российской науке свидетельствует о том, что сегодня
можно говорить лишь о начальном этапе применения технологий 3D фиксации
и визуализации результатов археологических раскопок отдельными научными
центрами.
Ключевые слова: 3D сканирование, наземная фотограмметрия, фиксация
результатов археологических раскопок
1. Введение
Общеизвестно, что археологический памятник нельзя раскопать
дважды. В процессе раскопок уничтожается сам объект исследования,
который всегда уникален. Не существует двух одинаковых памятников
археологии, представляющих нам возможность перепроверить свои
эмпирические выводы и исправить ошибки. Вернуться впоследствии
мы можем только к полевой документации, фиксирующей разными
способами процесс и результаты раскопок. С повторения этих баналь-
ных истин и хотелось бы начать рассуждения о том, что принципиаль-
но нового несет и какие действительно «революционные» изменения в
археологии может повлечь за собой приход 3D технологий в практику
полевой фиксации.

1 Выполнено в рамках работ по проекту «Человек в меняющемся мире. Проблемы
идентичности и социальной адаптации в истории и современности» (грант Правитель-
ства РФ П 220 № 14.B25.31.0009).
«3D революция» в археологической фиксации 11
Всю историю развития методов полевой археологии мы можем
представить как постепенное поступательное движение по пути увели-
чения точности и детальности фиксации. Действительно «революцион-
ных» изменений на этом пути было не так уж и много.
Первым таким изменением можно назвать изобретение фотографии.
Уже с середины XIX в. археологи повсеместно старались «дублиро-
вать» свои чертежи и рисунки фотографиями, законно претендующими
на бóльшую объективность. Информация о раскапываемом памятнике
стала передаваться в отчете тремя параллельными методами регистра-
ции: «текст – чертеж – фотография». Уже тогда существовало понима-
ние того, что отчет должен быть максимально полным аналогом уни-
чтожаемого в ходе раскопок объекта.
На протяжении XX в. по мере развития и изобретения новых геоде-
зических приборов увеличивалась и точность полевой археологической
фиксации. В конце XX в. для обработки полевой документации массово
начинают применяться компьютерные технологии.
Серьезный «прорыв» в качестве археологической фиксации произо-
шел на рубеже XX–XXI вв. Он был связан с изобретением цифровой
фотографии и началом использования электронного тахеометра. Их
комплексное применение привело к увеличению точности и скорости
фиксации, а также к началу перехода от фиксации на бумажных носи-
телях к электронным способам передачи и хранения информации.
Документирование процесса раскопок стало возможным проводить
на основе цифровой тахеометрической фиксации и фотосъемки с по-
следующей обработкой полученных данных в различных CADпрограммах.

При этом все представляемые в отчете чертежи и фотографии по-
прежнему оставались двухмерными, а изучаемые и уничтожаемые в
ходе раскопок археологические объекты – всегда трехмерны. Позаим-
ствованная из инженерных наук практика выполнения на чертежах
всех необходимых разрезов позволяет нам в дальнейшем «предста-
вить» исследованный объект трехмерным. Понятно, что наше «пред-
ставление» всегда остается неполным и с некоторыми серьезными до-
пущениями будет передавать лишь общую геометрию и форму раско-
панного объекта.
Всей полнотой информации может обладать только автор раскопок
непосредственно в момент расчистки и фиксации археологического
объекта. Более того, именно он и решает, что именно и как, и на каком
этапе изучения следует зафиксировать. Часть информации при перево-
де ее в двухмерные чертежи и фотографии неминуемо будет потеряна.
Субъективность неизбежна и при определении необходимого количе-
ства выполняемых для создания чертежей замеров, а также при выборе
ракурса и степени детальности при фотофиксации.
12 Ольга Зайцева
Осознание этих проблем привело к пониманию того, что археологи-
ческие объекты должны фиксироваться и отображаться не двухмерны-
ми плоскостными чертежами, а их трехмерными моделями. Создание
таких моделей до недавнего времени было возможно только при уча-
стии специалистов по трехмерному моделированию, использовании
сложнейшего программного обеспечения, а сам процесс перевода тре-
бовал колоссальных трудозатрат и при всем при этом совершенно не
исключал искажений и ошибок при полевых измерениях.
Говорить о «3D революции» в полевой археологической фиксации
западные коллеги стали в последнее десятилетие с началом применения
лазерных сканирующих систем и появлением принципиально нового
программного обеспечения для обработки данных наземной фотограм-
метрии (Fisher, Dakouri-Hild 2008; Farjas 2009; Doneus et al. 2011;
Kjellman 2012). Применяемые технологии 3D фиксации сделали воз-
можным создание высокоточных реалистичных трехмерных моделей
как отдельных археологических объектов (остатки архитектурных со-
оружений, погребения, печи, развалы сосудов и т.д.), так и раскопок в
целом. Создаваемая в ходе раскопок виртуальная трехмерная модель
позволяет зафиксировать и сохранить качественно больший объем ин-
формации о пространственных характеристиках исследуемого археоло-
гического объекта, чем текстовое описание, чертежи и фотографии.
В настоящее время при полевой 3D фиксации активно используются
две альтернативные технологии – трехмерное сканирование и наземная
фотограмметрия, демонстрирующие прекрасные результаты в сотнях
научных проектов по всему миру. Дать даже краткий их обзор здесь не
представляется возможным. Лучшие примеры из мировой практики были
освещены в 2014 г. в сборнике «3D фиксация и моделирование в археоло-
гии и культурном наследии. Теория и лучшие практики» оксфордского
издания международной серии «Британские археологические сообщения»
(Remondino, Campana 2014). Издание в настоящее время доступно и рос-
сийским исследователям – его электронная версия размещена в открытом
доступе в сети Интернет (http://www.archaeopress.com/ArchaeopressShop/
DMS/7FC96829-C390-4C6A-956B-197BAC5BC67E.PDF).
2. 3D фиксация в российской археологии:
реалии, проблемы и перспективы
О применении технологий 3D фиксации в полевой практике россий-
ских исследователей пока имеются только предварительные сообщения
(Матвеев 2013; Старовойтов, Лунева 2013; Гусев и др. 2014; Зайцева,
Пушкарев 2014). Сегодня можно говорить лишь о начальном этапе
применения технологий 3D фиксации и визуализации результатов ар-
хеологических раскопок отдельными научными центрами. Более того,
«3D революция» в археологической фиксации 13
пока в публикациях не представлено ни одного проекта, где полевая
3D фиксация была бы последовательно проведена на всех объектах и
всех этапах раскопок.
Как закономерная реакция на появление новых методов в россий-
ском археологическом сообществе наблюдаются и скептические
настроения по поводу целесообразности их широкого практического
применения. Утверждается, что качественно выполненная 2D фиксация
содержит полный объем информации об объекте исследования и
3D фиксация не приносит ничего принципиально нового. Отмечаются
также неоправданно большие материальные и временные затраты, тре-
буемые для проведения 3D фиксации.
Тем не менее необходимо отдельно остановиться на очень важном
вопросе об оценке материальных и временных затрат, возникающих
при 3D фиксации.
Трехмерные сканеры (и лазерные, и оптические), действительно, по-
ка достаточно дорогостоящее удовольствие. С учетом необходимости
приобретения к ним программного обеспечения и найма или обучения
специалистов финансовые вложения должны составить как минимум
1,5 млн руб. Временные затраты оценить сложнее, так как очень многое
будет зависеть от модели сканера и объекта исследования. К примеру, для
фиксации одного погребения с помощью ручного оптического сканера
Creaform GoScan 3D потребуется около часа, для постобработки данных и
создания трехмерной модели погребения – еще около двух часов. Таким
образом, учитывая существующие в российской археологии реалии, при-
менение 3D сканирования пока видится целесообразным только при ис-
следовании каких-то уникальных археологических объектов, когда будут
оправданы весьма значительные финансовые затраты.
Однако, как уже говорилось выше, в настоящее время существуют
две альтернативные технологии 3D фиксации – сканирование и фото-
грамметрия. И именно фотограмметрия наиболее массово применяется
в зарубежных проектах.
Для проведения 3D фиксации с помощью фотограмметрии вообще
не требуется покупки никакого специального оборудования. Достаточ-
но самой обычной цифровой фотокамеры. Специальный алгоритм
съемки и последующая компьютерная обработка позволяют создавать
трехмерные модели на основе серии двухмерных снимков. Технология
съемки проще, чем при трехмерном сканировании: съемка объекта
производится со всех сторон под разными углами. Зоны фотографиро-
вания на каждом последующем снимке должны перекрываться не ме-
нее чем на 70%. Затем в специальных программах происходит сопо-
ставление полученных фотографий, выявляются общие точки, измеря-
ются расстояния и углы между ними. Далее с помощью специальных
математических алгоритмов создается трехмерная поверхность, и на
14 Ольга Зайцева
нее накладывается текстура. На получаемой трехмерной модели по
опорным точкам задается масштаб.
В случае строгого соблюдения всех необходимых условий фото-
грамметрической фиксации (калибровка и корректные настройки каме-
ры, правильный выбор сценария съемки – положение и ориентировка
камеры, шаг фиксации и т.д.) возможно получение моделей столь же
высокого качества и разрешения, как и при сканировании. Для обра-
ботки фотограмметрических данных наибольшей популярностью у ар-
хеологов пользуется программный пакет Agisoft PhotoScan. Стоимость
лицензии профессиональной версии Agisoft PhotoScan для учебных и
научных учреждений составляет 549 долл. США. Кроме того, суще-
ствуют и бесплатные фотограмметрические программы, например
Autodesk 123D Catch.
Чтобы оценить временные затраты при фотограмметрической фикса-
ции, приведу пример из собственной практики. В среднем для фиксации
одного погребения необходимо сделать около 40–60 снимков. Сама эта
процедура занимает не более 15 минут. Последующая обработка данных
происходит в программе автоматически и занимает около 6 часов.
Таким образом, бытующие сегодня представления о непомерных
материальных и временных затратах, непременно сопутствующих по-
левой 3D фиксации, – не более чем миф и следствие слабой информи-
рованности.
Второй аргумент специалистов, скептически относящихся к пер-
спективам широкого использования 3D фиксации в отечественной ар-
хеологии, – отсутствие принципиально новой информации об объекте
исследования при 3D фиксации.
Действительно, какие принципиально новые возможности для даль-
нейшего изучения дают создаваемые 3D модели раскопанных археоло-
гических объектов?
На наш взгляд, «революционность» рассматриваемых технологий
состоит в том, что получаемые реалистичные трехмерные модели со-
здают «эффект присутствия», когда любой исследователь может во
всех деталях и ракурсах увидеть то, что видел автор раскопок непо-
средственно при работе с археологическим объектом в поле.
Можно сказать, что сегодня достигнуто предельное качество поле-
вой фиксации, к которому археологи стремились с XIX в. Теперь мы
можем создавать реалистичные трехмерные копии уничтожаемого
нами в ходе раскопок археологического объекта. При этом устраняется
неизбежная при всех других типах фиксации субъективность, так как
сохраняются пространственные взаимоотношения всех элементов объ-
екта. По сути, создается цифровой архив процесса и результатов раско-
пок, обеспечивающий возможность неограниченного количества обра-
щений и исследований любых пространственных взаимоотношений.
«3D революция» в археологической фиксации 15
На основе этих моделей впоследствии возможно выполнять любые не-
обходимые измерения.
Различие между системой репрезентации результатов раскопок на
базе интерактивных 3D технологий и представлением в виде отдельных
чертежей и фотографий заключается не только в методе подачи инфор-
мации, но и в наличии исследовательского инструментария. Статичное
изображение значительно сложнее подвергнуть научному анализу и
критике, например сделать необходимый дополнительный замер объек-
та или получить его разрез. Виртуальная 3D модель сохраняет про-
странственные характеристики объекта (геометрию, текстуру, структу-
ру) в некоторой трехмерной системе координат, связанной с объектом.
В этом состоит ее качественное отличие от фото- и киносъемки, сохра-
няющих лишь двухмерные изображения объекта.
Все вышесказанное достаточно для того, чтобы понять, почему при-
ход 3D технологий в полевую фиксацию назван «революцией». Однако
последствия этой «революции» весьма значимы не только для самого
процесса документации результатов раскопок, но и для всех последу-
ющих научных реконструкций.
Достаточно удачно сформулированная Е.М. Колпаковым и
В.А. Назаренко «парадигма полевой археологии» гласит, что «универ-
сальной главнейшей задачей любых раскопок являются выявление и
фиксация следов археологизации памятника, восстановление его пер-
воначальной конструкции и процесса его функционирования» (2004:
100). Технологии 3D фиксации создают надежную основу для рекон-
струкций. Например, реконструкция любого архитектурного сооруже-
ния будет более достоверна, если его открытый в ходе раскопок фун-
дамент будет представлен в виде реалистичной 3D модели, созданной
на основе технологии фотограмметрии, а не его реконструкции на ос-
нове плоскостных полевых чертежей.
В случае представления различных этапов функционирования ар-
хеологического памятника или его отдельных объектов возможно так-
же создание 4D виртуальных реконструкций, где в качестве одного из
компонентов служит время, а 3D инструментарий используется для
пространственного анализа реконструируемого объекта в его историче-
ской эволюции.
Получаемые на основе новых методов фиксации трехмерные модели
исследуемых археологических объектов, помимо научной значимости,
обладают огромным образовательным и просветительским потенциа-
лом. Если традиционные двухмерные чертежи могут быть понятны
только профессиональному археологу, то трехмерные реалистичные
модели весьма наглядны, что делает их привлекательными для самого
широкого круга общественности. Большинство археологических объек-
тов полностью скрыто под землей и не обладают необходимой для по-
16 Ольга Зайцева
пуляризации науки зрелищностью. Интерактивные же трехмерные мо-
дели позволяют увидеть их любому заинтересованному человеку таки-
ми, какими видел их исследователь в момент открытия.
Очень важным последствием применения 3D технологий при иссле-
довании археологических объектов является и возможность получения
с помощью 3D принтера их точной трехмерной копии. Уменьшенные
копии-макеты реальных погребений, архитектурных сооружений и
иных объектов достаточно активно включаются в современные музей-
ные экспозиции.
Сказанное со всей очевидностью иллюстрирует важность и перспек-
тивность использования современных технологий 3D фиксации в поле-
вой археологии. Недостаточное применение их сегодня российскими
археологами во многом объясняется, повторюсь, слабой информиро-
ванностью о доступности этих технологий.
Переход на 3D фиксацию на основе технологии наземной фото-
грамметрии не требует финансовых и временных сверхзатрат. Поэтому
очень важной задачей на сегодняшний день являются включение в ву-
зовские программы специальных курсов по фотограмметрии и издание
учебных пособий на русском языке. В практику зарубежных магистер-
ских программ по археологии курсы по 3D фиксации стали достаточно
активно включаться в последние пять лет. В основном они реализуются
в качестве полевых практикумов или полевых школ. Продолжитель-
ность таких курсов – от двух до шести недель, с плотным графиком за-
нятий до 8 часов в день. В подавляющем большинстве случаев – это
партнерские проекты нескольких вузов, научных организаций и музеев.
Такая форма обучения очень эффективна благодаря своеобразному
«методу полного погружения». В рамках действующей экспедиции
студенты на практике проходят все этапы – получения, обработки дан-
ных и построения 3D моделей исследуемых в ходе раскопок объектов.
Понятно, что этому предшествуют лекционные аудиторные курсы в
своем вузе. Академическая мобильность делает возможным собрать
лучших специалистов и экспертов в регионе и дать знания студентам на
самом современном уровне.
При массовом переходе на 3D фиксацию помимо необходимости
корректировки учебных программ возникнут и другие вполне предска-
зуемые и преодолимые трудности.
Самая главная из них – колоссальное увеличение объема получае-
мых в ходе раскопок данных, которые необходимо сохранять на элек-
тронных носителях. Еще одна проблема – правовой режим 3D доку-
мента, который в российском законодательстве в настоящее время не
определен. Сложности в определении правового статуса 3D документа
связаны с тем, что он может объединять в себе элементы с различными
правовыми режимами. Интеллектуальные права на 3D модель, связан-
«3D революция» в археологической фиксации 17
ные с нею данные и программный инструментарий могут принадлежать
частным лицам или организациям, как российским, так и зарубежным.
Порядок использования моделей, данных и программного кода может
определяться как общими условиями части IV Гражданского кодекса
Российской Федерации, так и различными лицензионными договорами,
в том числе допускающими свободное или относительно свободное
использование. Объединение столь разнородных элементов в едином
продукте существенно затрудняет четкую формализацию его правового
режима. Данная проблема уже осознана российскими документоведа-
ми, и можно ожидать в самом ближайшем будущем серьезных исследо-
ваний и предложений по ее решению (Леонов, Батурин 2013).
3. Заключение
После обзора всех замечательных возможностей, которые открыва-
ют нам технологии 3D фиксации и 3D визуализации, необходимо заме-
тить, что применение всех даже самых современных методов само по
себе никогда не приведет к пониманию раскапываемого памятника.
Можно создать иллюзию качественной документации процесса раско-
пок, не поняв памятник, не зафиксировав все его сложные структуры, а
лишь выборочно задокументировать некоторые субъективно выбран-
ные этапы его раскопок, утратив навсегда целостность картины.
Вольно или невольно исследователь вносит свое субъективное вос-
приятие не только на этапе интерпретации, но уже и на этапе фиксации
результатов раскопок, какими бы методами она ни осуществлялась.
Интерпретация всегда начинается уже в поле.
Огромная ценность современных технологий 3D фиксации и визуа-
лизации результатов раскопок заключается как раз в том, что исследу-
емый объект во всей его сложности может стать доступным для изуче-
ния и интерпретации неограниченному количеству заинтересованных
исследователей. Сам автор раскопок утрачивает свою монополию на
«единственно верную» интерпретацию исследуемого им памятника.
Один из первых проектов, последовательно применяющих 3D фик-
сацию с размещением всех результатов в открытом доступе, – это про-
ект по исследованию всемирно известного неолитического поселения
Чатал-Хююк в Анатолии, осуществляемый под руководством круп-
нейшего теоретика постпроцессуальной археологии Яна Ходдера
(http://www.catalhoyuk.com/uc_merced.html).
3D технологии, применяемые на всех объектах и этапах раскопок
Чатал-Хююка, позволяют создать виртуальную интерактивную среду и
оперативно привлекать максимально большое количество специалистов
из самых разных сфер к интерпретации получаемых в ходе раскопок
данных.
18 Ольга Зайцева
Важнейший постулат постпроцессуального подхода заключается в
том, что ни один отдельно взятый ученый не может составить истинное
впечатление о прошлом, ибо будет смотреть на него через призму соб-
ственного жизненного опыта и субъективных, часто неявных и неосо-
знаваемых им самим же установок.
Современные интерактивные 3D технологии фиксации и визуали-
зации, безусловно, делают исследовательский процесс более объек-
тивным вследствие возможности неограниченного количества альтер-
нативных взглядов и интерпретаций результатов археологических
раскопок.
Остается надеяться, что в скором времени появятся и российские
проекты, демонстрирующие последовательное применение технологий
3D фиксации в своих полевых исследованиях.
Литература
Doneus M., Verhoeven G., Fera M., Briese C., Kucera M., Neubauer W. From Deposit to
Point Cloud – a Study of Low-cost Computer Vision Approaches for the Straightforward
Documentation of Archaeological Excavations // XXIII International CIPA Symposium,
Prague, 12–16 September 2011, Geoinformatics, vol. 6. Faculty of Civil Engineering.
Czech Technical University. Prague. 2011. P. 81–88.
Farjas M. Digital Photogrammetry: 3D Representation of Archaeological Sites. 2009. [Элек-
тронный ресурс]. URL: http://ocw.upm.es/ingenieria-cartografica-geodesica-yfotogrametria/3d-scanning-and-modeling/Contenidos/Lectura_obligatoria/photogrammetry1.pdf/view
(дата обращения: 12.12.2014).
Frischer B., Dakouri-Hild A. (Eds.) Beyond Illustration: 2D and 3D Digital Tools for Discovery
in Archaeology. British Archaeological Reports International Series. 1805. Oxford:
Archaeopress, 2008.
Kjellman E. From 2D to 3D – A Photogrammetric Revolution in Archaeology? 2012. [Элек-
тронный ресурс]. URL: http://munin.uit.no/handle/10037/4306 (дата обращения:
12.12.2014).
Remondino F., Campana S. (Eds.) 3D Recording and Modelling in Archaeology and Cultural
Heritage: Theory and best practices. British Archaeological Reports International Series.
2958. Oxford: Archaeopress, 2014.
Гусев Ал.В., Ражев Д.И., Слепченко С.М., Зайцева О.В., Пушкарев А.А., Водясов Е.В.,
Вавулин М.В. Археологический комплекс Зеленый Яр: новые технологии полевых
исследований // Уральский исторический вестник. 2014. № 2 (43). С. 89–96.
Зайцева О.В., Пушкарев А.А. Наземная фотограмметрия в археологии: новые возможно-
сти высокоточной оперативной полевой 3D фиксации // Проблемы сохранения и
использования культурного наследия: история, методы и проблемы археологиче-
ских исследований: Материалы VII науч.-практ. конф. «Сохранение и изучение не-
движимого культурного наследия Ханты-Мансийского автономного округа –
Югры», посвященной 90-летию со дня рождения В.Ф. Генинга (Нефтеюганск, 14–
16 мая 2014 г.). Екатеринбург: Магеллан, 2014. С. 172–174.
Колпаков Е.М., Назаренко В.А. Методология археологических раскопок // Археолог:
детектив и мыслитель: Сб. статей, посвященный 77-летию Льва Самойловича Клей-
на / Отв. ред. Л.Б. Вишняцкий, А.А. Ковалев, О.А. Щеглова. СПб.: Изд-во СПб. ун-
та, 2004. С. 100–104.
Леонов А.В., Батурин Ю.М. 3D документ – новый тип научно-технической документа-
ции // Вестник архивиста. 2013. № 2. С. 192–205.
«3D революция» в археологической фиксации 19
Матвеев В.Н. Полевая фиксация архитектурных объектов методом построения трех-
мерных моделей (на примере раскопок церкви Рождества Христова на Песках) //
Актуальная археология: археологические открытия и современные методы исследо-
вания. Тезисы научной конференции молодых ученых Санкт-Петербурга. СПб.:
ИИМК РАН, 2013. С. 14–16.
Старовойтов А.В., Лунева О.В. Фотограмметрические и GNSS методы геодезического
обмера как часть инфраструктуры пространственных данных для ведения археоло-
гических исследований // Актуальная археология: археологические открытия и со-
временные методы исследования. Тезисы научной конференции молодых ученых
Санкт-Петербурга. СПб.: ИИМК РАН, 2013. С. 16–18.
Zaytseva O.V.
‘3D REVOLUTION’ IN ARCHAEOLOGICAL RECORDING IN RUSSIAN PERSPECTIVE

Abstract. The paper elaborates on the use of new ‘revolutionary’ 3D recording technologies
for archaeological excavations. Herein, a comparison is drawn between the two alternative
technologies – laser scanning and terrestrial photogrammetry. Based on these, realistic 3D
models of archaeological objects studied at excavation sites are created. It is shown that photogrammetry
is easier to master and, unlike scanning, does not require substantial investments.
The paper studies the significance of using 3D recording in archaeology and education.
The analysis of the current situation in Russian science shows that, for the time being, one can
only state that the use of 3D recording and visualization of archaeological finds by separate
scientific centres is at the initial stage.
Key words: 3D scanning, terrestrial photogrammetry, recording of archaeological finds
References
Doneus M., Verhoeven G., Fera M., Briese C., Kucera M., Neubauer W. From Deposit to
Point Cloud – a Study of Low-cost Computer Vision Approaches for the Straightforward
Documentation of Archaeological Excavations, XXIII International CIPA Symposium,
Prague, 12-16 September 2011, Geoinformatics, vol. 6. Faculty of Civil Engineering.
Czech Technical University. Prague, 2011, pp. 81–88.
Farjas M. Digital Photogrammetry: 3D Representation of Archaeological Sites. 2009. Available
at: http://ocw.upm.es/ingenieria-cartografica-geodesica-y-fotogrametria/3d-scanningand-modeling/Contenidos/Lectura_obligatoria/photogrammetry1.pdf/view
(accessed: 12 December
2014).
Frischer B., Dakouri-Hild A. (Eds.) Beyond Illustration: 2D and 3D Digital Tools for Discovery
in Archaeology, British Archaeological Reports International Series, no. 1805. Oxford,
Archaeopress, 2008.
Kjellman E. From 2D to 3D – A Photogrammetric Revolution in Archaeology? 2012. Available
at: http://munin.uit.no/handle/10037/4306 (accessed: 12 December 2014).
Remondino F., Campana S. (Eds.) 3D Recording and Modelling in Archaeology and Cultural
Heritage: Theory and best practices, British Archaeological Reports International Series,
no. 2958. Oxford: Archaeopress, 2014.
Gusev Al.V., Razhev D.I., Slepchenko S.M., Zaitseva O.V., Pushkarev A.A., Vodiasov E.V.,
Vavulin M.V. Arkheologicheskii kompleks Zelenyi Iar: novye tekhnologii polevykh issledovanii
[The archaeological complex of Zelenyy Yar: new fieldwork technologies],
Ural'skii istoricheskii vestnik, 2014, no. 2 (43), pp. 89–96.
Zaitseva O.V., Pushkarev A.A. Nazemnaia fotogrammetriia v arkheologii: novye
vozmozhnosti vysokotochnoi operativnoi polevoi 3D fiksatsii [Terrestrial photogrammetry
in archaeology: new opportunities of 3D high-precision operative field recording],
20 Ольга Зайцева
Problemy sokhraneniia i ispol'zovaniia kul'turnogo naslediia: istoriia, metody i problemy
arkheologicheskikh issledovanii: Materialy VII nauchno-prakticheskoi konferentsii
«Sokhranenie i izuchenie nedvizhimogo kul'turnogo naslediia Khanty-Mansiiskogo
avtonomnogo okruga – Iugry», posviashchennoi 90-letiiu so dnia rozhdeniia
V.F. Geninga (Nefteiugansk, 14–16 maia 2014 g.) [Problems of preservation and utilization
of cultural heritage: the history, methods and problems of archaeological research:
Proceedings of VII research and practice-oriented conference ‘The preservation and study
of immovable cultural heritage of the Khanty-Mansiysk autonomous region – Yugra’, associated
with the 90th anniversary since the birth of V.F. Gening (Nefteyugansk, May 14–
16, 2014)]. Ekaterinburg, Izd-vo Magellan, 2014, pp. 172–174.
Kolpakov E.M., Nazarenko V.A. Metodologiia arkheologicheskikh raskopok [The methodology
of archaeological excavations], Arkheolog: detektiv i myslitel': Sbornik statei, posviashchennyi
77-letiiu L'va Samoilovicha Kleina [Archeologist: a detective and thinker: a
collection of papers associated with the 77th anniversary of Lev Samuilovich Klein], Eds.
L.B. Vishniatskii, A.A. Kovalev, O.A. Shcheglova. St. Petersburg, Izd-vo S.-Peterb. unta,
2004, pp. 100–104.
Leonov A.V., Baturin Iu.M. 3D dokument – novyi tip nauchno-tekhnicheskoi dokumentatsii
[3D document – a new type of scientific and technical documentation], Vestnik arkhivista,
2013, no. 2, pp. 192–205.
Matveev V.N. Polevaia fiksatsiia arkhitekturnykh ob"ektov metodom postroeniia
trekhmernykh modelei (na primere raskopok tserkvi Rozhdestva Khristova na Peskakh)
[The field recording of architectural objects by means of 3D modelling (through the example
of excavations of the Church of the Nativity of Christ at Peski)], Aktual'naia arkheologiia:
arkheologicheskie otkrytiia i sovremennye metody issledovaniia. Tezisy nauchnoi
konferentsii molodykh uchenykh Sankt-Peterburga [Topical archaeology: archaeological
discoveries and contemporary research methods]. Saint-Petersburg, IIMK RAN, 2013,
pp. 14–16.
Starovoitov A.V., Luneva O.V. Fotogrammetricheskie i GNSS metody geodezicheskogo obmera
kak chast' infrastruktury prostranstvennykh dannykh dlia vedeniia arkheologicheskikh
issledovanii [Photogrammetric and GNSS methods of geodetic measurement as
part of infrastructure of spacial data for archaeological research], Aktual'naia arkheologiia:
arkheologicheskie otkrytiia i sovremennye metody issledovaniia. Tezisy nauchnoi konferentsii
molodykh uchenykh Sankt-Peterburga [Topical archaeology: archaeological discoveries
and contemporary research methods. Abstracts of research conference for young
scholars at Saint Petersburg]. Saint-Petersburg, IIMK RAN, 2013, pp. 16–18.

  • 1
Хорошего вечера!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account